ГлавнаяАналитика и новостиК визиту Нетаньяху: что Россия может получить от экономики Израиля
Алексей Голубович CIO, главный стратег, управляющий директор
Комментарий

К визиту Нетаньяху: что Россия может получить от экономики Израиля

В Россию с рабочим визитом прилетел премьер-министр Израиля. Безопасность — главный, но не единственный пункт повестки. Каковы перспективы экономического взаимодействия, учитывая, что Израиль отказался поддержать санкции?

Торговля между Россией и Израилем с начала века довольно стабильно росла до 2015 года, когда падение цен на нефть привело к сокращению экспорта из РФ (в стоимостном выражении углеводороды составляют до половины нашего экспорта в Израиль), а девальвация рубля вызвала резкий спад в российском импорте. Объем взаимной торговли упал почти на треть и пока не восстановился. При этом общее сальдо торговли много лет остается положительными в пользу России, даже с учетом объема импорта услуг в РФ из Израиля (в основном — инжиниринговых), который составлял в предыдущие 5 лет от $750 млн до $1,2 млрд в год.

Что более всего связывает экономики двух стран? Россия – не только крупнейший поставщик нефти в Израиль, но и один из основных экспортеров неограненных драгоценных камней. На минеральные ресурсы приходится более 90% экспорта, зерновые – 5%. В этом Россия не очень отличается от других стран, поставляющих в Израиль углеводороды и другое сырье (Казахстан, Азербайджан).

Товарный импорт РФ из Израиля на треть состоит из продовольствия (цитрусовые, томаты и др.), около 10% – фармпрепараты, остальное – электронное и электротехническое оборудование. С 2009 года РФ импортировала из Израиля дронов военного назначения почти на миллиард долларов. Для сравнения: США импортируют из Израиля в 10 раз больше, чем мы, в основном – лекарства, бриллианты, оборудование, детали для самолетов, но главное – технологии.

2017-03-10_1.jpg

Туризм, как растущая отрасль израильской экономики (до 3,25 млн туристов в 2016 году, в том числе 17% – из РФ), в российско-израильском бизнесе имеет большой потенциал развития. Это связано не только с поездками, обусловленными родственными связями и традиционным туризмом из России в Иерусалим и на Мертвое море. Туристы из РФ занимают второе место после американцев по числу приезжающих в Израиль. Но и на турпотоке сказался экономический спад в России – в 2015 году число наших туристов было почти на 25% меньше, чем в 2014 году, а восстановление потока происходит в основном благодаря резкому спаду турпотока из РФ в другие страны. Но основной потенциал развития бизнеса зависит не только от платежеспособности россиян, но и от создания условий для отдыха на море в соответствующий сезон, а также расширения спектра услуг. Нужны современные отели, больше удобных авиарейсов и снижение цен на билеты.   

Для восстановления торговли до «докризисных» объемов нужны не только «хорошие» (для производителя) цены на нефть и рост потребления импортного продовольствия в России. Нужно стимулировать изменения и в структуре торговли и в сотрудничестве в инвестиционной сфере. Это значит, что необходимы новые стимулы и мотивации. Давно обсуждавшаяся «зона свободной торговли» между РФ и Израилем могла бы стать реальностью уже в 2017 году, если российское правительство поймет, что это не «потеря» на таможенных сборах, а лучший путь к импорту в нашу страну самых современных технологий в огромное число отраслей – от пищевой до биотехнологической и микроэлектронной. Нужны также конкретные шаги по укреплению доверия израильских инвесторов к российской правовой системе, изменения в регулировании отдельных отраслей. Для этого могут понадобиться государственные целевые программы, например для развития авиастроения, микроэлектроники, фарминдустрии, современных агротехнологий. Но в ряде случаев достаточно просто «дать людям возможность работать». Например, для повышения уровня российской медицины нужно предоставить юридические права и налоговые стимулы израильским врачам создавать у нас клиники и приглашать специалистов. Это позволит создать в России бизнес с многомиллиардным оборотом без государственных инвестиций (тем более что и сегодня сотни миллионов долларов россияне тратят на «медицинский туризм» в другие страны, но не все могут выехать лечиться за рубеж).

Вряд ли кто-то возразит, что главный потенциал для роста совместного бизнеса — в людях. Хотя данные по миграции из России в Израиль сильно расходятся в разных источниках, очевидно, что по числу русскоязычных граждан Израиль сравним только с США и Германией. Согласно Росстату, «совокупный отток» граждан из России в Израиль за 25 лет после распада СССР составил примерно 250 000 человек, а по израильским источникам (Israel CBS), число граждан,  переехавших  из стран бывшего СССР в Израиль за тот же период оценивается примерно в 1 млн, из них на долю РФ придется половина. С учетом примерно 165 000 человек, переехавших из СССР в Израиль до облегчения миграции Горбачевым (то есть в 1970-1988 годах), число русскоязычных граждан Израиля составляет сегодня до полутора миллиона и это число растет за счет тех, кто получает второе гражданство. Это один из главных факторов, способствующих развитию экономических отношений, особенно в высокотехнологичных отраслях. Тем более что к этому, видимо, стремится и Израиль, делая ставку на развитие творческого и предпринимательского  потенциала исследователей и инженеров.

На фоне сокращения в 2015-2016 годах товарного экспорта оборудования, приборов, вооружений, Израиль наращивает экспорт технологий и привлечение капитала в наукоемкие производства. Не зря применительно к стране возникло определение «Start-Up Nation». По объему привлекаемых из-за границы венчурных инвестиций Израиль уступает только США. Концентрация стартапов и новых технологических компаний на душу населения в стране самая высокая в мире.

Сегодня в израильские технологические компании приходят деньги в первую очередь из США, растет доля некоторых стран ЕС, даже КНР. В первую очередь в такие отрасли, как IТ, телекоммуникационные технологии, биотехнологии, медицина, новые материалы. Инвесторы из России – это и «Роснано», РВК, и частные компании. В Израиле уже инвестируют такие фонды, как AltaIR Capital, Flint Capital, Titanium Investments (эта тройка — лидеры по активности на рынке), Waarde Capital, i2bf Venture Capital, Maxfield Capital, TMT Investments, LETA Capital и др. Самый крупный фонд с российским капиталом – возглавляемый одним наиболее известных в РФ венчурных предпринимателей Игорем Рябеньким – AltaIR Capital.

Millhouse сделал в Израиле целый ряд инвестиций, а том числе в компанию StoreDot, которая разрабатывает новое поколение батарей для сотовых телефонов. Группа также инвестировала в местные высокотехнологичные стартапы: Via (разработчик транспортного приложения для смартфонов), iAngels (краудфандинговая платформа для частных инвесторов) и AcousticEye (разработчик устройств для акустической неразрушающей диагностики труб).

Из крупнейших российских компаний можно упомянуть «Яндекс», открывший исследовательский центр на базе израильского стартапа KitLocate, а также Mail.Ru Group. 

В этом направлении, видимо должен развиваться бизнес между Россией и Израилем. Но особенно важно создать условия для его ускоренного роста сейчас, пока искусственные ограничения и барьеры в торговле с другими странами, потребности в импортозамещении, недостаток иностранных инвестиций в РФ и нехватка квалифицированных специалистов во многих областях производства и управления в нашей стране создали уникальные возможности для израильских компаний на российском рынке.

 

Читайте также

Комментарий Сложная фаза. Банковские проблемы тянут вниз рынок недвижимости Алексей Голубович

Серьезный удар по рынку недвижимости могут нанести случившийся в 2017 году крах частных банков и переход сотен мелких и средних кредитных организаций в стадию выживания

недвижимость, инвестиции, банки

Комментарий Русский след. В Латвии останутся только иностранные банки Алексей Голубович

Латвия может полностью лишиться денежных потоков из стран СНГ и Китая

инвестиции, банки, доллар